Да здравствует NEW RUSSIAN VODKA!

Да здравствует NEW RUSSIAN VODKA!
Пока общественность буйствует в рассуждении цены водки (кто в этом виноват и что с этим делать), отмечу один важный факт – который, как и все значимые события у нас в стране, проходит тихо и незаметно.  В России рождается и формируется новый класс крепких алкогольных напитков - дистилляты.
 
Кое-что из истории вопроса
 
Конечно, можно возразить, что самогон у нас известен с незапамятных времен. А на Кавказе он вообще стал своеобразной «визитной карточкой» - кто не слышал про чачу?
Вообще-то более профессионально вместо термина «самогон» использовать термин «дистиллят». Так вот, известен дистиллят давно, но после 1895 года действиями тогдашнего премьер-министра Витте он  переведен в «подпольное состояние», в котором и остается, в общем-то, по сей день. Есть версия, что слово «самогон» впервые появилось в 1917 году. Появление этого термина в документах и массовое распространение самого продукта было вызвано введением в 1914 году сухого закона и последующими революциями, когда государство полностью утратило контроль над производством алкоголя. В принципе, и до 1914 года самогоноварение являлось серьезным преступлением, так называемым «корчемством» - и сурово наказывалось. 
Но я-то говорю не о мутных «первачах», сделанных на кухне через две кастрюли, а об элитных напитках, которые и создали славу русской водке.
Сегодня мало кто знает, что в XVIII веке водка была распространенным подарком в международных отношениях. Русские водки считались действительно «царским подарком»: например, Екатерина II посылала их Вольтеру, Густаву II Шведскому, Фридриху II Великому, Иммануилу Канту, Иоганну Вольфгангу Гете и другим «селебрити» того времени. И все они, можно сказать, «в едином порыве» отмечали изысканность и тонкость  водок, которая, как они говорили, затмевала известные сорта французских коньяков.
 Конечно, те уникальные водки были дистиллятами, ведь ректификация спирта пришла в Российскую империю только в 80-е годы XIX века. А производство качественного дистиллята  требовало очень много сырья, знаний, сил и средств – тем самым подтверждая изречение: «Хорошее -  дешевым не бывает». Были и дешевые водки, производимые откупщиками - с качеством,  характеризуемым его полным отсутствием, Но были и очень приличные: московская  «Смирновка», пензенская «Углевка», водка «М.А. Поповой вдовы преемников товарищества водочный завод», которую тогдашние остряки называли «Вдовья слеза».
В общем, история водки в России – долгая и обширная. И закончилась она именно усилиями «эффективного менеджера» Сергея Юльевича Витте. Он, технократ и экономист, подсчитал, что если делать водку разбавлением ректифицированного спирта водой, то производство подешевеет и стандартизируется. И со свойственной всем «эффективным менеджерам» тягой к непродуманным действиям, «выплеснул с водой ребенка» – из-за сиюминутных преимуществ буквально убил перспективную экспортную российскую отрасль. Причем на долгие годы: мы и сегодня испытываем последствия того решения…
Однако, как обычно, в России ничего не пропадает (особенно – идеи). И нашлись люди, которые решили, что сегодня вполне можно и возродить настоящую российскую водку, то есть дистиллят.
 
Самогонные первопроходцы
 
Возрождение началось с того, что трое журналюг из «Коммерсанта» - Николай Полуэктов, Алексей Ходорыч, Павел Преженцев - в начале 2000 годов решили создать «на пустом месте» промышленный самогон, а по результатам этого процесса написать книгу - о том, как сложно начинать в России новый бизнес. А поскольку тогда они были бизнесменами молодыми (то есть – никакими), то привлекли друга, который в бизнесе уже соображал: Михаила Сергеева. И в результате создали «Косогоров самогон №5». То есть дистиллят, полученный перегонкой вина (в отличие от «Косогорова» классические чача и граппа делаются из выжимок виноградных ягод).
Сначала продукт раскупался очень плохо – и акционеры уже думали продать бренд. Но благодаря случайности и занудству одного из очень временных сотрудников, который буквально заставил их отправить продукт в Англию, в 2008 году «Косогоров самогон» получил бронзовую медаль на престижнейшем мировом конкурсе алкогольных напитков International Wine & Spirit Competition (IWSC'2008). Причем в этом конкурсе «Косогоров» соревновался с напитками дистилляции (граппами, текилами etc.) со всего мира. А дальше – пошло-поехало: в 2010 самогон получил уже золотую медаль на конкурсе «Винная карта OPEN».
И тут журналюги резко передумали продавать бренд. Дескать, «…такая корова нужна самому…». И дела у них сейчас идут неплохо.
Да – книгу они все-таки написали: «САМОГОННЫЕ ХРОНИКИ. От национальной идеи к успешному премиум-бренду». Кстати, очень интересная книга… 
 
Согласно историческим рецептам…
 
Следующим со своим продуктом - «Полугаром» - на рынок вышла частная винокурня «Родионов с сыновьями». Писатель, ученый, историк водки Борис Родионов начал, в отличие от первых «естествоиспытателей» из «Коммерсанта»,  с книг – он написал их несколько: «История русской водки от полугара до наших дней», «Правда и ложь о русской водке», «Полугар. Водка. Которую мы потеряли».
Отметим, что в своих книгах Борис Викторович постоянно вступает в дискуссию с Вильямом Похлебкиным - автором вообще первой современной книги о русской водке. Однако их научные разногласия – это их научные разногласия. Важно то, что в отличие от «чистого теоретика» Похлебкина (трагически погибшего – Царствие ему Небесное…), Борис Родионов решил реализовать на практике «раскопанные» за многие годы научной работы рецепты русских водок.
И сегодня в ассортименте компании более пятнадцати великолепных дистиллятов «Полугар» с прекрасными ароматами: «Мед и перец», «Чеснок и перец», «Бородинский с тмином», а также классика – «Солодовый», «Ржаной» и «Пшеничный». Появились и другие водки – «Кривач».
Важно отметить, что Родионов впервые с конца XVIII  века создал не настойки, а именно водки. В них вкус и аромат богатые, но ненавязчивые и гармоничные. При этом они не «забивают» надолго другие вкусы (в частности, от закуски), а лишь создают гармоничное сочетание с ними. Дистиллят из ржи и пшеницы после второй перегонки подвергается настаиванию на специях, травах и овощах и подвергается еще одной перегонке. Именно такой напиток и назывался «водкой» с XVI до XX века.
Например, классический «Пшеничный Полугар» имеет  мягкий, округлый, легкий и деликатный аромат – в нем чувствуется теплый пшеничный мякиш, злаковые и хлебные нотки, сено, сухотравье, неожиданно, но, как говорится, к месту - солоноватый капустный рассол. И завершается сладковато-медовой ноткой «на заднем плане».
Вкус мягкий, прямой, чистый, комплексный, плавный и очень гастрономичный. Сначала - солоновато-травянистые нюансы, с доминантой калача и белого хлеба. Далее возникает бархатистость, цветочно-плодовые тона. Особый нюанс - элегантная горчинка, которая борется с тонами специй, и позже плавно уходит, сменяясь длительным хлебным тоном. Послевкусие легкое и мягкое, с нотками злаков, влажного пшеничного зерна и белого хлеба.
Причем важно отметить, что вкус и послевкусие не остаются надолго, но при этом и не исчезают быстро. В общем. как говорили в старину: «В плепорцию»…
Естественно, что «родионовские» водки производится долго и тщательно – например, «Пшеничный Полугар» делается путем тройной перегонки браги из соложеного и несоложеного пшеничного зерна в медном перегонном кубе. После третьей перегонки используется очистка свежим яичным белком, столь популярная в богатых русских дворянских усадьбах XVIII века (трудоемкая и дорогостоящая), и длительная очистка дистиллята березовым углем.
Вообще, тройная перегонка и очистка белком – своеобразная «визитная карточка» этих водок. Потому они и стоят дороже «стандартных».
Стоит отметить и еще один важный факт: именно благодаря работам и активному участию Бориса Родионова в России были приняты ГОСТы на историческое русские напитки – зерновые дистилляты. То есть традиционное русское хлебное вино, под которое собственно и формировалась вся русская кухня. 
И заканчивая короткий рассказ о «Полугаре», мне хочется отметить роль директора по маркетингу компании Руслана Брагина, который планомерно и дотошно продвигает продукты на рынок – буквально создавая для них специальную нишу.
Отмечу также, что и сама мысль о том, что на рынке возникает новый класс напитков – российские дистилляты – была впервые сформулирована именно Брагиным. В общем, респект тебе, Руслан!
 
Как бы чача
 
Следующий этап интересного процесса, каким, без сомнения, является возникновение русских дистиллятов – это «чача» от компании «Фанагория».  
Почему этот великолепный дистиллят (а вернее – целая их линейка) названа официально «Виноградная водка чача»? По-моему, настоящая причина в том, что для этой категории напитков просто нет единого названия. А поскольку компания «Фанагория» расположена в Краснодарском крае, рядом с Кавказом – то и не стали «мудрствовать лукаво» виноделы. Хотя от обыденной чачи фанагорийская отличается, как «Запорожец» от «Мерседеса». Поскольку перегоняется фанагорийская из сусла, полученного от  винограда сорта Шардоне с добавлением сортов Алиготе и Бианка. А обычная кавказская чача – из выжимок, оставшихся после прессования винограда: типа, «долили водички, чтобы не пропадало»…    
А поскольку фанагорийская чача делается, в общем-то, из вина, то и виноделам нашлась работа. Вот что говорит заместитель генерального директора винодельческого хозяйства «Фанагория» по качеству Валентина Григорьевна Попандопуло: «Мы пробовали много образцов граппы из Италии, «Косогоров самогон». Запомнилась итальянская граппа «Александр». Но у нее в аромате сначала проявлялся тон увяленной рыбы, и лишь потом - фруктовые ноты. Сначала мы подумали, что тон рыбы это посторонний тон. Потом я проконсультировалась с экспертами, и они сказали, что в данном напитке тон рыбы ценится. Но все же мы решили отказаться рыбных оттенков, отдав предпочтение тону цветущей лозы и фруктов. При этом содержание альдегидов в фанагорийской чаче придает ей заметный сладимый вкус».
То есть, взяв стандартный рецепт, «фанагорийцы» пошли несколько дальше – вмешались во вкус напитка. Что является творческим ходом: появился новый российский  дистиллят, не похожий на «оригиналы». Значит, «фанагорийская» чача – это уже не чача, а нечто большее…
В появлении столь необычного продукта явно заметна роль генерального директора «Фанагории» Петра Романишина. Познакомился с ним очень давно и очень случайно. Но и 20 лет назад он приятно удивлял творческим подходом и внешне неожиданными (но как оказывалось впоследствии – тщательно продуманными) решениями. Теперь заматерел мужик, посолиднел. Но талант, как говорится, не купишь.
Так что респект тебе, Петр Евгеньевич. За очередной классный ход…
 
Умение выпивать…
 
В заключение хочется отметить, на мой взгляд, одну важную мысль: новые российские дистилляты невозможно оценивать стандартными, «водочными» или «коньячными» критериями. А значит, надо учить народ их правильно пить. И эта просветительская (без кавычек!) работа – пожалуй, один из важнейших факторов выживания этих брендов. Да и всей водочно-винной отрасли России в целом…   
Автор: 
Смирнов

Пока общественность буйствует в рассуждении цены водки (кто в этом виноват и что с этим делать), отмечу один важный факт – который, как и все значимые события у нас в стране, проходит тихо и незаметно.  В России рождается и формируется новый класс крепких алкогольных напитков - дистилляты.

Михаил Смирнов 

Кое-что из истории вопроса

Конечно, можно возразить, что самогон у нас известен с незапамятных времен. А на Кавказе он вообще стал своеобразной «визитной карточкой» - кто не слышал про чачу?

Вообще-то более профессионально вместо термина «самогон» использовать термин «дистиллят». Так вот, известен дистиллят давно, но после 1895 года действиями тогдашнего премьер-министра Витте он  переведен в «подпольное состояние», в котором и остается, в общем-то, по сей день. Есть версия, что слово «самогон» впервые появилось в 1917 году. Появление этого термина в документах и массовое распространение самого продукта было вызвано введением в 1914 году сухого закона и последующими революциями, когда государство полностью утратило контроль над производством алкоголя. В принципе, и до 1914 года самогоноварение являлось серьезным преступлением, так называемым «корчемством» - и сурово наказывалось. 

Но я-то говорю не о мутных «первачах», сделанных на кухне через две кастрюли, а об элитных напитках, которые и создали славу русской водке.

Сегодня мало кто знает, что в XVIII веке водка была распространенным подарком в международных отношениях. Русские водки считались действительно «царским подарком»: например, Екатерина II посылала их Вольтеру, Густаву II Шведскому, Фридриху II Великому, Иммануилу Канту, Иоганну Вольфгангу Гете и другим «селебрити» того времени. И все они, можно сказать, «в едином порыве» отмечали изысканность и тонкость  водок, которая, как они говорили, затмевала известные сорта французских коньяков.

Конечно, те уникальные водки были дистиллятами, ведь ректификация спирта пришла в Российскую империю только в 80-е годы XIX века. А производство качественного дистиллята  требовало очень много сырья, знаний, сил и средств – тем самым подтверждая изречение: «Хорошее -  дешевым не бывает». Были и дешевые водки, производимые откупщиками - с качеством,  характеризуемым его полным отсутствием, Но были и очень приличные: московская  «Смирновка», пензенская «Углевка», водка «М.А. Поповой вдовы преемников товарищества водочный завод», которую тогдашние остряки называли «Вдовья слеза».

В общем, история водки в России – долгая и обширная. И закончилась она именно усилиями «эффективного менеджера» Сергея Юльевича Витте. Он, технократ и экономист, подсчитал, что если делать водку разбавлением ректифицированного спирта водой, то производство подешевеет и стандартизируется. И со свойственной всем «эффективным менеджерам» тягой к непродуманным действиям, «выплеснул с водой ребенка» – из-за сиюминутных преимуществ буквально убил перспективную экспортную российскую отрасль. Причем на долгие годы: мы и сегодня испытываем последствия того решения…

Однако, как обычно, в России ничего не пропадает (особенно – идеи). И нашлись люди, которые решили, что сегодня вполне можно и возродить настоящую российскую водку, то есть дистиллят.

Самогонные первопроходцы

Возрождение началось с того, что трое журналюг из «Коммерсанта» - Николай Полуэктов, Алексей Ходорыч, Павел Преженцев - в начале 2000 годов решили создать «на пустом месте» промышленный самогон, а по результатам этого процесса написать книгу - о том, как сложно начинать в России новый бизнес. А поскольку тогда они были бизнесменами молодыми (то есть – никакими), то привлекли друга, который в бизнесе уже соображал: Михаила Сергеева. И в результате создали «Косогоров самогон №5». То есть дистиллят, полученный перегонкой вина (в отличие от «Косогорова» классические чача и граппа делаются из выжимок виноградных ягод).

Сначала продукт раскупался очень плохо – и акционеры уже думали продать бренд. Но благодаря случайности и занудству одного из очень временных сотрудников, который буквально заставил их отправить продукт в Англию, в 2008 году «Косогоров самогон» получил бронзовую медаль на престижнейшем мировом конкурсе алкогольных напитков International Wine & Spirit Competition (IWSC'2008). Причем в этом конкурсе «Косогоров» соревновался с напитками дистилляции (граппами, текилами etc.) со всего мира. А дальше – пошло-поехало: в 2010 самогон получил уже золотую медаль на конкурсе «Винная карта OPEN».

И тут журналюги резко передумали продавать бренд. Дескать, «…такая корова нужна самому…». И дела у них сейчас идут неплохо.

Да – книгу они все-таки написали: «САМОГОННЫЕ ХРОНИКИ. От национальной идеи к успешному премиум-бренду». Кстати, очень интересная книга… 

Согласно историческим рецептам…

Следующим со своим продуктом - «Полугаром» - на рынок вышла частная винокурня «Родионов с сыновьями». Писатель, ученый, историк водки Борис Родионов начал, в отличие от первых «естествоиспытателей» из «Коммерсанта»,  с книг – он написал их несколько: «История русской водки от полугара до наших дней», «Правда и ложь о русской водке», «Полугар. Водка. Которую мы потеряли».

Отметим, что в своих книгах Борис Викторович постоянно вступает в дискуссию с Вильямом Похлебкиным - автором вообще первой современной книги о русской водке. Однако их научные разногласия – это их научные разногласия. Важно то, что в отличие от «чистого теоретика» Похлебкина (трагически погибшего – Царствие ему Небесное…), Борис Родионов решил реализовать на практике «раскопанные» за многие годы научной работы рецепты русских водок.

И сегодня в ассортименте компании более пятнадцати великолепных дистиллятов «Полугар» с прекрасными ароматами: «Мед и перец», «Чеснок и перец», «Бородинский с тмином», а также классика – «Солодовый», «Ржаной» и «Пшеничный». Появились и другие водки – «Кривач».

Важно отметить, что Родионов впервые с конца XVIII  века создал не настойки, а именно водки. В них вкус и аромат богатые, но ненавязчивые и гармоничные. При этом они не «забивают» надолго другие вкусы (в частности, от закуски), а лишь создают гармоничное сочетание с ними. Дистиллят из ржи и пшеницы после второй перегонки подвергается настаиванию на специях, травах и овощах и подвергается еще одной перегонке. Именно такой напиток и назывался «водкой» с XVI до XX века.

Например, классический «Пшеничный Полугар» имеет  мягкий, округлый, легкий и деликатный аромат – в нем чувствуется теплый пшеничный мякиш, злаковые и хлебные нотки, сено, сухотравье, неожиданно, но, как говорится, к месту - солоноватый капустный рассол. И завершается сладковато-медовой ноткой «на заднем плане».

Вкус мягкий, прямой, чистый, комплексный, плавный и очень гастрономичный. Сначала - солоновато-травянистые нюансы, с доминантой калача и белого хлеба. Далее возникает бархатистость, цветочно-плодовые тона. Особый нюанс - элегантная горчинка, которая борется с тонами специй, и позже плавно уходит, сменяясь длительным хлебным тоном. Послевкусие легкое и мягкое, с нотками злаков, влажного пшеничного зерна и белого хлеба.

Причем важно отметить, что вкус и послевкусие не остаются надолго, но при этом и не исчезают быстро. В общем. как говорили в старину: «В плепорцию»…

Естественно, что «родионовские» водки производится долго и тщательно – например, «Пшеничный Полугар» делается путем тройной перегонки браги из соложеного и несоложеного пшеничного зерна в медном перегонном кубе. После третьей перегонки используется очистка свежим яичным белком, столь популярная в богатых русских дворянских усадьбах XVIII века (трудоемкая и дорогостоящая), и длительная очистка дистиллята березовым углем.

Вообще, тройная перегонка и очистка белком – своеобразная «визитная карточка» этих водок. Потому они и стоят дороже «стандартных».

Стоит отметить и еще один важный факт: именно благодаря работам и активному участию Бориса Родионова в России были приняты ГОСТы на историческое русские напитки – зерновые дистилляты. То есть традиционное русское хлебное вино, под которое собственно и формировалась вся русская кухня. 

И заканчивая короткий рассказ о «Полугаре», мне хочется отметить роль директора по маркетингу компании Руслана Брагина, который планомерно и дотошно продвигает продукты на рынок – буквально создавая для них специальную нишу.

Отмечу также, что и сама мысль о том, что на рынке возникает новый класс напитков – российские дистилляты – была впервые сформулирована именно Брагиным. В общем, респект тебе, Руслан!

Как бы чача

Следующий этап интересного процесса, каким, без сомнения, является возникновение русских дистиллятов – это «чача» от компании «Фанагория».  

Почему этот великолепный дистиллят (а вернее – целая их линейка) названа официально «Виноградная водка чача»? По-моему, настоящая причина в том, что для этой категории напитков просто нет единого названия. А поскольку компания «Фанагория» расположена в Краснодарском крае, рядом с Кавказом – то и не стали «мудрствовать лукаво» виноделы. Хотя от обыденной чачи фанагорийская отличается, как «Запорожец» от «Мерседеса». Поскольку перегоняется фанагорийская из сусла, полученного от  винограда сорта Шардоне с добавлением сортов Алиготе и Бианка. А обычная кавказская чача – из выжимок, оставшихся после прессования винограда: типа, «долили водички, чтобы не пропадало»…    

А поскольку фанагорийская чача делается, в общем-то, из вина, то и виноделам нашлась работа. Вот что говорит заместитель генерального директора винодельческого хозяйства «Фанагория» по качеству Валентина Григорьевна Попандопуло: «Мы пробовали много образцов граппы из Италии, «Косогоров самогон». Запомнилась итальянская граппа «Александр». Но у нее в аромате сначала проявлялся тон увяленной рыбы, и лишь потом - фруктовые ноты. Сначала мы подумали, что тон рыбы это посторонний тон. Потом я проконсультировалась с экспертами, и они сказали, что в данном напитке тон рыбы ценится. Но все же мы решили отказаться рыбных оттенков, отдав предпочтение тону цветущей лозы и фруктов. При этом содержание альдегидов в фанагорийской чаче придает ей заметный сладимый вкус».

То есть, взяв стандартный рецепт, «фанагорийцы» пошли несколько дальше – вмешались во вкус напитка. Что является творческим ходом: появился новый российский  дистиллят, не похожий на «оригиналы». Значит, «фанагорийская» чача – это уже не чача, а нечто большее…

В появлении столь необычного продукта явно заметна роль генерального директора «Фанагории» Петра Романишина. Познакомился с ним очень давно и очень случайно. Но и 20 лет назад он приятно удивлял творческим подходом и внешне неожиданными (но как оказывалось впоследствии – тщательно продуманными) решениями. Теперь заматерел мужик, посолиднел. Но талант, как говорится, не купишь.

Так что респект тебе, Петр Евгеньевич. За очередной классный ход…  

Умение выпивать…

В заключение хочется отметить, на мой взгляд, одну важную мысль: новые российские дистилляты невозможно оценивать стандартными, «водочными» или «коньячными» критериями. А значит, надо учить народ их правильно пить. И эта просветительская (без кавычек!) работа – пожалуй, один из важнейших факторов выживания этих брендов. Да и всей водочно-винной отрасли России в целом…   

Автор: Михаил Смирнов, www.alkohole.ru

Поделиться в