Новости

30.10.2009

Дженсис Робинсон: «Про российское вино напишу в The Financial Times»

Дженсис Робинсон: «Про российское вино напишу в The Financial Times»

(Статья Дженсис Робинсон о российском вине в газете The Financial Times.

//www.jancisrobinson.com/articles/a20091021.html>

//rus.ruvr.ru/2009/10/25/2073567.html>

b>Краснодарский аэропорт. 4 часа утра. 28 сентября, но всего лишь 6º («бабье лето» начнется чуть позже, уже в октябре). Первой из пассажиров рейса Вена - Краснодар на площадь перед аэропортом своей энергичной походкой вышла Дженсис Робинсон - звезда первой величины в винной журналистике. Будто бы и не было бессонной ночи, будто бы ей известны были все ходы и выходы из зала таможенного контроля - а ведь летела она сюда впервые. Летела, как потом признавалась сама, с некоторой опаской: недалеко (если смотреть по карте из Лондона) граница с Грузией, с которой у России, мягко говоря, не самые лучшие отношения; по соседству и «неспокойные» северокавказские республики. Но иначе г-жа Робинсон не ходит: нужно успеть все увидеть, записать в блокнот (с ним не расстается даже во время неформальных ужинов), заснять. Вот и на винзаводах, которые за два дня своего пребывания на Кубани посетила Дженсис Робинсон - «Фанагории», «Мысхако» и «Саук-Дере», чаще можно было наблюдать такую картину: она идет впереди, а уже за ней семенят сопровождающие ее хозяева.

Дженсис Робинсон ежедневно пишет по нескольку статей для своего сайта, который ежедневно посещают тысячи почитателей вин почти в 100 странах мира. Кроме того, она раз в две недели ведет колонку о вине в «Файненшл Таймс» и пишет для ведущих газет 12 стран всех континентов. А еще она является автором нескольких книг о вине; среди них - соавторство с Хью Джонсоном в бестселлере «Атлас мира. Вино». Эта книга впервые была издана в 1971 году, с тех пор выдержала 6 изданий общим тиражом 4 млн. экземпляров и переведена на 14 языков (включая 2 издания на русском языке). Еще Дженсис Робинсон вела цикл передач о вине на ВВС, которые имели большой успех, но которые, однако, пришлось закрыть из-за огромной дороговизны проекта.

«Заполучить» в гости автора атласа винного мира весьма непросто. Согласно этическим правилам, которые давно установила для себя сама г-жа Робинсон, она обычно не принимает приглашения от отдельных компаний. Поэтому ее приезд в Краснодарский край по приглашению «Фанагории» и «Мысхако» можно назвать исключением из правил: победила любознательность - ведь о российских винах в мире почти ничего не известно. Поэтому основное внимание во время своего посещения Кубани Дженсис Робинсон уделила дегустации вин. Она продегустировала 27 образцов фанагорийских вин, такое же количество вин «Мысхако», а также 120 вин из подвалов «Саук-Дере». Последние - это вина стран бывшего СССР, хранящиеся в коллекции по нескольку десятилетий.

Визит г-жи Робинсон на Кубань был расписан по минутам. На вопросы DT она отвечала в машине, во время переездов с одного винзавода на другой.

DT: Г-жа Робинсон, это Ваше первое знакомство с российским виноделием?

По сути, да, как и с Россией в целом, хотя я раньше несколько раз приезжала в страну, в том числе на презентацию русского издания винного «Атласа мира», но все те поездки ограничивались столицей. Что касается собственно вин стран бывшего СССР, то я более или менее знакома только с грузинскими винами. А российское виноделие, к сожалению, в мире неизвестно. Более того, я должна сказать, что средний европейский обыватель, услышав о причерноморском винном регионе, запросто спутает Черное море с Каспийским. Но, по крайней мере, о Черном море он хоть что-нибудь слышал, а что такое море Азовское, сие есть великая тайна. Что еще наш обыватель знает о Южной России? Конечно же, все знают слова «Кавказ» и «Чечня», но, боюсь, лишь в негативном контексте. О крымских винах в мире кое-что известно, но, опять же, обыватель в массе своей знает то, что «Массандра» когда-то продавала царские вина на аукционе «Сотби»... По поводу продегустированных мною здесь образцов скажу, что подробно расскажу о своих впечатлениях на сайте, пока лишь отмечу, что ваши вина легко узнаваемы. Более того, лучшие из молодых кубанских вин мне понравились гораздо больше, чем старые вина из подвалов Саук-Дере, ценность многих из которых, по-моему, состоит только лишь в их почтенном возрасте.

DT: Вас знают как ценительницу автохтонных сортов винограда и вин из них. Что Вы можете сказать о российских сортовых винах?

Я действительно очень люблю то, что в мировой литературе о вине называют heritage varieities («сорта культурного наследия»). Мне был известен грузинский сорт Саперави, но ранее я не раз пробовала вина из винограда Саперави Северный российской селекции. Вкус у последнего отличается от грузинского. Для себя я открыла весьма интересный сорт - Цимлянский черный. Думаю, что это вино может понравиться нашим лондонским винным гурманам. Я не говорю о том, что оно будет иметь большой коммерческий успех, но впечатление произведет. Если говорить о винах из международных сортов, то, признаюсь, было несколько весьма интересных образцов. «Алиготе Фанагории» я бы выделила особо.

DT: Как долго, по-Вашему, российское вино будет оставаться чем-то экзотическим для винодельческого мира?

Следует признать, что российские вина еще неизвестны в мире. Коллекционеры редких вин, возможно, и имеют некоторое представление о винах «Массандры», но только лишь, как я уже говорила, потому, что они были выставлены на продажу на аукционе «Сотби». Но - повторюсь еще раз - слабое представление о географии российского виноделия - это факт. Большинству вообще неизвестно, где находятся российские винодельческие регионы (и что это не Крым). Даже я, автор и редактор двух крупнейших винных справочников, грешила таким незнанием, и поэтому очень довольна, что у меня появился шанс восполнить свой пробел в знаниях и получила большое удовольствие от своего краткого путешествия.

DT: А что Вас более всего поразило во время поездки в Россию?

Я уже писала на своем сайте, что меня удивило, насколько привычными и узнаваемыми для европейца оказались российские реалии - вид Краснодара, станиц, виноградников и большинства производственных помещений на винзаводах, которые я посетила. Все же я хочу отметить еще одно яркое впечатление. Это - экспозиция Таманского археологического музея. Вы понимаете - я езжу много и часто, поэтому у меня остаются хорошие впечатления о многих людях, странах и винах. Но 26 веков истории Тамани (включая древнегреческое виноделие) - это та «изюминка», которая действительно украсила мое путешествие. Я и представить себе не могла, что Тамань имеет настолько богатую историю и культуру!

Беседовал Владимир Пукиш

Специально для DrinkTime

PS. Комментарии Дженсис Робинсон о российских винах можно прочитать здесь:

http://www.jancisrobinson.com/articles/a20091001.html

Все новостиПодписка на новости