Публикации

24.05.2010

Элеонора Скоулз: "И Россия делает вино" (http://www.eleonorascholes.ru/reviews/1274460153.phtml)

Обзоры И Россия делает вино Meininger’s Wine Business International номер 2 апрель 2010 Это обновленный и более развернутый материал, чем тот, что опубликован в журнале – В России существует долгая традиция виноделия, однако международный имидж страны как производителя вина не сложился.

– Сегодня российский винный рынок оценивается в 910 млн. литров, на местное производство приходится три четверти.

– Значительные объемы российского вина, фактически, производятся с добавлением импортных виноматериалов, поскольку местные виноградники удовлетворяют спрос только примерно 30%.

– Текущий экономический спад стал катализатором для укрепления российских вин на рынке.

– Кризис также помог улучшить имидж местных вин.

– Общий спад потребления, отсутствие законодательства, отсутствие дифференциации между вином и крепким алкоголем, жесткая антиалкогольная кампания — основные факторы для беспокойства.

– Несмотря на нестабильные экономические условия и внешние угрозы, виноделы продолжают развитие и экспансию. «Похоже, даже Россия делает вино», — заметил один британский винный писатель в рецензии на «Ежегодный карманный винный справочник» Хью Джонсона. Хотя под виноградники отведено более 65 тыс. гектаров, что по крайней мере в 60 раз больше, чем в Великобритании, международный имидж России как производителя вина, не говоря уже о качественном производстве, практически не существует. Однако ситуация меняется и, парадоксально, текущий экономический спад хорошо помогает российским производителям построить репутацию на отечественном рынке и предпринять первые шаги на пути к международному признанию. Новый оборот событий Винодельческая традиция на юге страны существует со времен древних греков, и даже в недалеком 1984 году почти 200 тыс. гектаров были засажены лозами в одной Российской Федерации, не включая более известных винопроизводящих соседей — Грузию и Молдову.

Тяжелые времена для отрасли наступили в 1985 году, когда горбачевская антиалкогольная кампания и последовавшее уничтожение виноградников практически свели индустрию на нет. Это, как и экономический хаос конца восьмидесятых — начала девяностых, привели к тому, что российское виноделие очень сильно сдало свои позиции. В этот же период страна стала открыта для импорта, и к 1998 году доля местной продукции упала до 30%. Прошло десять лет, и картина радикально поменялась. Согласно исследовательскому агенству ЦИФРРА, сегодня российский винный рынок оценивается в 910 млн. литров, где на местное производство приходится три четверти.

Можно поспорить, что не все вино является настоящим российским, и это действительно законный аргумент. Российские виноградники удовлетворяют примерно 30% от текущих потребностей в винограде, поэтому остальная часть поступает в виде импортированного виноматериала из Испании, Аргентины и других стран, а затем смешивается с местным суслом. Но если импорт виноматериалов достиг высших показателей в 2006-2007 годах, то в прошлом году поставки резко сократились.

Виноматериалы потеряли пропорционально больше рыночной доли, чем импортные бутилированные вина. Кризис в помощь Экономический спад стал катализатором для укрепления российских вин на рынке. Импортные вина переживают сложный период. Рубль обесценился относительно евро более чем на 15% с октября 2008 года, а в декабре 2009 года потерял 26%, однако контракты между европейскими производителями вина и российскими импортерами остаются номинированными в евро.

Потребителям, чьи зарплаты фактически не изменились с 2008 года, теперь приходится платить значительно больше за иностранные марки. Это, возможно, могло бы пройти почти незамеченным при сильном рынке, но текущее потребительское настроение другое.

Россияне, как и жители других стран, ищут лучшее соотношение цены и качества во всех ценовых уровнях и начинают обращать внимание на местную продукцию. «Резкое подорожание импортных вин привело к падению на них спроса», — говорит Геннадий Шулепа, председатель совета директоров «Русская Лоза», одного из известных российских производителей. Компания была основана в 1999 году на юге, в Краснодарском крае, как независимый проект московского импортера премиальных вин, компании «Виником». Кризис также помогает улучшить имидж местных вин.

Дорогостоящий импорт и высокие розничные наценки означают, что любое импортное вино гораздо дороже в России, чем на рынке его производства. Эта ситуация эксплуатировалась годами для создания более привлекательного имиджа иностранных вин, даже базовых. До недавнего времени российские потребители серьезно не воспринимали местные вина, однако это меняется.

Благодаря усилиям нескольких нацеленных на качественное производство компаний, которые инвестировали в виноделие и маркетинг, некоторые российские вина теперь уверенно конкурируют по качеству, а также по соотношению цена-качество с иностранными аналогами в базовой, средней и даже премиальной ценовых категориях. «Шато ле Гран Восток», с российскими владельцами, первым предложило премиальные вина в 2004 году. «Наше главное достижение — сдвиг покупательского мировоззрения, что российское вино может быть качественным и продаваться по ценам от 150 рублей и выше», –говорит Елена Денисова, член Совета директоров, отвечающая за организацию финансирования и отчетности.

Продажи «Шато ле Гран Восток» дошли до 520 тыс. в 2008 году при средней цене 6,5 долларов за бутылку, что в три раза превысило результаты 2005 года и увеличило среднюю цену бутылки вина на доллар.

Несмотря на кризис, продажи выросли еще на 18% в 2009 году. «Это даже несколько превзошло наши ожидания. На годовых переговорах с торговыми сетями федерального уровня в начале этого года мы узнали, что руководство сетей прогнозирует резко растущий спрос на наше вино. Это, конечно, связано отчасти и с проблемами импортирования вин в Россию, с которыми сталкиваются другие компании: продолжение кризиса, непредсказуемые валютные курсы и законотворческие инициативы», — продолжает Денисова.

«Фанагория» — еще один производитель, которому помог кризис. Компания имеет несколько ассортиментных линеек, включая «Номерной Резерв» в среднеценовом сегменте и премиальную Cru Lermont. «Мы не только не потеряли, но, наоборот, нарастили объемы производства в 2009 году по сравнению с предыдущим годом. Это стало возможно благодаря продуманной политике позиционирования продукции на алкогольном рынке, ставке на высококачественную премиальную продукцию до формирования массового на нее спроса», — говорит начальник отдела PR и корпоративных коммуникаций Владимир Пукиш.

«Фанагория» называет себя крупнейшим российским производителем бутилированных вин, а сильнейший рост обеспечивает линейка сорттовых вин «Номерной Резерв», которая в рознице стоит 140-200 рублей. Лишь в 2008 году ее продажи утроились. Кризис также вынудил производителей пересмотреть стратегию дистрибуции и развивать новые каналы. «Абрау-Дюрсо», ведущий производитель игристых вин по традиционному методу, чьи виноградники и винодельня находятся рядом с Черным морем, в прошлом году успешно создал собственную компанию по дистрибуции. «Две тысячи девятый год был сложным, но очень интересным для нас. Когда кризис начал активно бить по рынку, мы заметили, что перестали работать финансовые схемы наших дистрибьюторов.

Мы решили сделать собственного дистрибьютора, чтобы он был для нас полностью прозрачен с точки зрения финансовых потоков. В июле 2009 года мы начали продавать нашу продукцию через свою компанию», — комментирует Борис Титов, председатель совета директоров русского винного дома «Абрау-Дюрсо». В 2009 году компания продала 9 млн. бутылок резервуарного и классического игристого вина, что на 2 млн. меньше, чем в предыдущем году.

Между тем оборот вырос с 1,397 млрд. до 1,472 млрд., благодаря переходу на собственную сеть дистрибуции. Премиальное и настоящее российское Более 80% российского вина приходится на базовый сегмент до 110 рублей, говорит глава агенства ЦИФРРА Вадим Дробиз. Премиальное производство должно стать следующей захватывающей перспективой для российских виноделен. «Шато ле Гран Восток» стало первопроходцем в начале 2003 года, когда группа российских инвесторов наняла винодела Франка Дюсенера, с опытом работы в Шато Пальмер, и его жену Гаэль Брюллон для производства высококачественного вина в Анапском районе, у подножья Кавказских гор, в 50 километрах от Черного моря.

Винодельня построена по модели типичного бордоского шато и использует виноград с собственных 300 гектаров виноградников. В то время как некоторые виноградники существовали до проекта, «Шато ле Гран Восток» регулярно засаживает новые участки, с высокой плотностью посадки лоз, которые постепенно входят в продуктивную фазу. В целом, хозяйство имеет 1,5 тыс. гектаров, но, как говорит Денисова, «наша плантация не будет расширяться более, чем это необходимо для собственного производства. Главное внимание сконцентрировано на качестве винограда, а значит — и вина».

На Le Chene Royal и Cuvee Karsov, две самых важных марки с точки зрения престижа, сейчас приходится 20% производства. Компания «Русская Лоза», известная сухими и полусладкими винами базового уровня (<150 рублей в рознице), осенью прошлого года представила новый премиальный ассортимент «Премьер».

Вина производятся из собственного винограда, с новых виноградников, посаженных в 2001-2004 годах. Лозы были импортированы из французских и итальянских питомников, и сейчас общая площадь составляет 506 гектаров в Анапском районе Краснодарского края. Ассортимент состоит из пяти сортовых вин — Мерло, Каберне Совиньон, Совиньон Блан, Шардоне и Мускат, с розничной ценой около 280 рублей.

«Мы стремимся к тому, чтобы использовать немалый винодельческий потенциал юга России и современную технологию для изготовления вина, отвечающего запросам самых взыскательных потребителей. Мы будем настойчивы в достижении этой цели. Это наш принципиальный выбор», — говорит Геннадий Шулепа.

«Фанагория» привезла французский и итальянский посадочный материал в конце девяностых, а последние масштабные посадки включают 727 гектаров в 2008 году. В настоящее время хозяйству принадлежит 2 350 гектаров, из них более 800 находятся в производстве, а остальные войдут в строй в ближайшие 5 лет.

В хозяйстве есть собственный питомник, который покрывает внутренние потребности, а также продает посадочный материал высокого качества другим виноградарям. Топовая линейка Фанагории Cru Lermont была запущена с винтажем-2005, а начиная с 2006 года компания использует услуги австралийского консультанта Джона Ворончака, который также вовлечен в работу другого российского хозяйства — «Мысхако».

«Наша следующая цель — увеличить на 40% производство премиальных вин «Cru Lermont» и «Номерной Резерв» из винограда, выращенного на собственных виноградниках», — говорит генеральный директор «Фанагории» Петр Романишин. «Абрау-Дюрсо» также продолжило инвестировать в виноградники и производство в прошлом году.

Компания перешла на более дорогостоящий ручной сбор, чтобы урожай поступал на винодельню в идеальном состоянии. Было приобретено высокотехнологичное оборудование, включая прессы для мягкого отжима винограда и жиропалетты.

Также были запущены новые маркетинговые программы и сделан ребрендинг, и представлены премиальные вина, сделанные классическим методом, включая Imperial Cuvee Art-Nouveau Brut и Imperial Collection Vintage Brut. Это лишь некоторые примеры новых процессов, происходящих на российском юге, и мы наверняка будем слышать о них больше в ближайшем будущем.

Тем временем, ведущие хозяйства уже достаточно уверены в своих силах, чтобы посылать образцы своей продукции на престижные винные конкурсы, такие как IWSC в Лондоне, где уже завоеваны первые медали. Это поможет им получить дальнейшее международное признание. Угрозы и возможности Российские производители реалистично признают, что, несмотря на их укрепляющиеся позиции относительно иностранных конкурентов, кризис повлиял на привычки винных потребителей. «Общее потребление необязательных продуктов питания, включая вино, падает, и нам приходится все время изобретать новые подходы, чтобы удержать объемы продаж», — говорит Елена Денисова.

олее серьезная проблема для отечественных виноделов, однако, не связана с текущими экономическими условиями. Уже много лет российская винная отрасль ждет закона, регулирующего виноградарство и виноделие.

Сейчас обсуждаются новые технические регламенты, однако России срочно нужен отдельный закон с точным определением виноградного вина, которое бы дифференцировало его от других напитков, продаваемых под видом вина. Большие неудобства создаются и тем, что российские хозяйства с собственными виноградниками контролируются двумя различными государственными структурами — Министерством сельского хозяйства для виноградарства и Федеральной службой по регулированию алкогольного рынка, которая контролирует производство спиртных напитков.

Вина из собственного урожая хозяйств не могут получить категорию «вин географического наименования», потому что российские сертифицирующие органы никак не создадут для этого легальную основу. Другое препятствие в том, что вино в России на юридическом уровне рассматривается в одной категории с крепкими спиртными напитками, что серьезно ограничивает возможности по продвижению и рекламе. Рекламу можно размещать лишь в специализированной винной печати, но не в изданиях общей направленности, наружных щитах, радио и телевидении. Кремль также начал мощную антиалкогольную кампанию, какой в России не видели со времен Горбачева, направленную на то, чтобы остановить падение численности населения. В то время как эта инициатива необходима, она не делает разницы между слабоалкогольными коктейлями, вином и водкой.

Есть опасения, что кампания будет такой же неэффективной, как и предыдущие попытки борьбы с пьянством в России. К счастью, государство, похоже, решило не вводить государственную монополию на продажу алкогольных напитков. Идея была озвучена осенью 2009 года и поддерживалась рядом ведущих политических и региональных деятелей.

И все же российсие производители не сдаются. Несмотря на нестабильные экономические условия и внешние угрозы, виноделы намерены продолжать дальнейшее развитие и экспансию. Российский юг имеет потенциал для выращивания 400 тыс. гектаров виноградников — это означает, что в долгосрочной перспективе Россия может не зависеть от импортных виноматериалов для удовлетворения внутренних нужд на сырье. Особенную активность показывает Краснодарский край, на который приходится 60% всех виноградных площадей в России.

В Анапском районе планируется увеличить виноградные посадки с текущих 3 тыс. до 9 тыс. в ближайшие пять лет. Винный туризм также стоит на повестке дня. Gerrus Group, один из крупнейших винных холдингов, объявил об открытии винного спа и туристического центра в новом хозяйстве в Анапе в 2012 году.

«Фанагория», в дополнение к текущей деятельности, планирует открыть дегустационный зал и музей, посвященный древней истории местности. Тем временем, прошлой осенью винный холдинг «Романов» открыл новое винодельческое предприятие «Русский Азов». Это крупнейшая винодельня в России с производственной мощностью 75 млн. литров и хранилищами, рассчитанными на еще 60 млн. литров.

Компания, известная игристой маркой «Романов» и рядом тихих вин, планирует выпускать новые вина в базовой и средней ценовых категориях. Соседний Ставропольский край также инвестирует в виноделие.

Виноградные площади составляют 6,7 тыс. гектаров, из них 5,3 тыс. задействованы в производстве, и постоянно сажаются новые участки.

Почти 100 млн. рублей было инвестировано в первой половине 2009 года, и такая же цифра должна быть потрачена до конца 2010 года. Деньги идут на расширение виноградников, покупку нового оборудования, улучшение производства и усиление маркетинга. В 2014 году Сочи в Краснодарском крае будет принимать зимние Олимпийские игры. Российские виноделы видят в этом отличную возможность представить миру свои вина. В России есть несколько уникальных и интересных виноградных сортов, и если качество будет совершенствоваться и далее, то наша страна сможет удивить мир не только новыми олимпийскими медалями, но и настоящим, высококачественным российским вином.

ЦИТАТЫ «В нашем хозяйстве ставка сделана на гармоничное сочетание международных и местных сортов винограда. Это философия нашего продукта: классика в сочетании с признаками аутентичности, оригинальности». Франк Дюсенер, генеральный директор «Шато ле Гран Восток» «Рынок взрослеет, и это фантастически интересное место для работы во времена великих перемен и преобразований». Джон Ворончак, винный консультант (консультирующий винодел хозяйств «Мысхако» и «Фанагория»)

Все публикации