Публикации

26.05.2010

Взгляд русского винного критика из Италии на российское виноделие

Недавно на сайте http://www.whywhywine.ru/ было опубликовано интервью известного винного журналиста Элеоноры Скоулз - нашей соотечественницы, проживающей сейчас в Италии, в котором она делится своими мыслями о состоянии мирового виноделия и винной журналистики. Предлагаем Вашему вниманию выдержки из этого интервью, в которых идет речь об оценке г-жой Скоулз российского виноделия. Добавим, что фанагорийские вина ей знакомы: осенью прошлого года Э. Скоулз побывала на "Фанагории".

Полностью интервью Элеоноры Скоулз читайте на сайте http://www.whywhywine.ru/.

 

Элеонора Скоулз. Взгляд со стороны

К сожалению, у нас не так много винных критиков и обозревателей, а уж тех, «кто на слуху и в теме» – по пальцам пересчитать. Список ее публикаций и регалий впечатляет. И хотя «русская Дженсис Робинсон» сейчас живет в Италии, она по-прежнему продолжает писать для многих изданий, в том числе и русскоязычных. Как и для любого другого журналиста, ей привычнее брать интервью, чем их давать, но мы решили изменить этот порядок и попросили ответить на наши вопросы.

 

Русский рынок потребления вина. Какой он, каковы его характерные особенности?

 

Россия идет своим путем во всем, включая вино. Как я говорила раньше, наш винный рынок начал полноценно складываться только в начале девяностых, но какой колоссальный скачок уже сделан. Успех винного рынка меряют, в том числе и по широте предложения, и в этом плане Россия сегодня легко конкурирует с другими странами. Правда, должна констатировать, что наши потребители далеко не всегда способны разобраться в том, что им предлагают импортеры. И все-таки хорошее вино отечественными потребителями воспринимается как нечто большее, чем просто напиток; обычно присутствует определенный культурный контекст. Еще мы любим выбирать вина (и не только) напоказ, из-за чего весь остальной мир не перестает верить, что русские не садятся за стол без бутылки Petrus или Gaja. Но если говорить серьезно, то нам, в отличие от азиатских наций, не нужно объяснять, что такое вино. Нашему вкусу ближе европейские, нежели чем новосветские стили, в том числе и по культурно-историческим причинам, к тому же мы традиционно предпочитаем красные вина.

 

Налицо эволюция потребительского вкуса от полусладких вин к сухим, особенно в средней и высокой ценовой категории. Если рынок продолжит развиваться без потрясений, то винная культура в нашей стране будет расти и дальше.

 

В России сложилась непростая ситуация. С одной стороны есть огромное количество импортных вин и интересы импортеров, с другой - попытки создать что-то приличное российских производителей и их лобби. Понятно, что отечественного производителя надо поддерживать, но с другой стороны многие просто боятся опускаться до уровня отечественного виноделия и писать о нем как о чем-то стоящем. Как вам кажется, можно ли и нужно ли делать так, чтобы «овцы и волки» были довольны, есть ли разумная середина?

 

С общей рыночной точки зрения противостояние между импортерами и отечественными производителями будет существовать всегда, однако здесь важно понимать, в каких категорийных и ценовых группах эта конкуренция оправданна. Собственного винограда хватает на производство 20% вин от общего объема рынка, поэтому Россия сейчас действительно сильно зависит от импорта виноматериалов и бутилированных вин. Тем не менее, природный потенциал для развития качественного отечественного виноделия существует. В России по объективным причинам пока нет собственных великих или выдающихся вин. Уникальные вина тем и уникальны, что их нельзя воспроизвести в других частях света, поэтому эта ниша рынка всегда будет занята марками из различных винодельческих регионов. С другой стороны, у нас уже начали выпускать качественные вина в средней и средне-высокой ценовых категориях, которые предлагают более выгодное соотношение цены и качества, чем импортные вина, позиционируемые в России в этих сегментах. Качественные отечественные вина, безусловно, надо поддерживать, а нам пора менять к ним отношение с пренебрежительного на уважительное. Благодаря кризису потребители стали обращать больше внимания на местную продукцию, и это хороший сигнал. Для меня идеальная ситуация предполагает разнообразие на винных полках и здоровую, честную конкуренцию между отечественными и зарубежными винами.

 

Дженсис Робинсон побывала в Краснодарском крае и вы, насколько мне известно, тоже. Каковы ваши впечатления и оценки и насколько они совпадают (разнятся) с британским винным критиком?

 

Действительно, этой осенью мы обе были в Краснодарском крае с трехнедельной разницей между визитами. Дженсис посетила три хозяйства, я была только в «Фанагории». Она впервые приезжала на юг России и увидела обычную, нормальную картину виноделия, хоть и с российским колоритом, - таким сложилось ее главное впечатление. Я, между тем, росла на Северном Кавказе. Последний раз была в Краснодаре и Анапе лет десять назад. Больше всего поразило то, насколько выросло благосостояние местных жителей за это время, а также то, что Таманский полуостров - непохожая на другие винодельческая зона со своим, индивидуальным набором природных и климатических черт. Оценки вин «Фанагории» оказались примерно одинаковыми.

 

Корректно ли сравнивать российские вина с винами других стран, и если да, то с какими? Какую нишу занимает российское виноделие в мировом масштабе, и могут ли быть интересны российские вина западному потребителю?

 

В мировой винной отрасли существуют определенные качественные критерии, которые позволяют оценить любое вино или регион. Российское виноделие имеет общие черты как с европейской, так и с новосветской моделями. Маргинальные, а порой и экстремальные климатические условия - вот одна параллель между югом России и многими европейскими винными зонами. Культивирование автохтонных местных сортов - другая. Исторические корни, уходящие ко временам древних греков, - третья. С Новым Светом отечественное виноделие объединяет относительно молодая современная история, широкое использование международных сортов, крупные размеры хозяйств. Сейчас в нашей стране около 65 тыс. гектаров виноградников, или примерно половина площадей Бордо. Это немного, но не так уж и мало. В Австрии, которая в последние годы создала блестящую международную репутацию, под виноградники отведено около 30 тыс. гектаров. Великобритания, раструбившая на весь мир о своих высококачественных игристых винах, имеет всего около тысячи гектаров плодоносящих лоз. Проблема России в том, что о ее виноделии, не говоря уже о становящемся качественном производстве, остальной мир ничего не знает. Между тем, винодельческие компании юга России работают в уникальных природно-климатических условиях и имеют в своем арсенале несколько оригинальных сортов с высоким качественным потенциалом, такие как красный сорт красностоп или белый сорт сибирьковый. Именно они могут в будущем стать визитной карточкой России на международных потребительских рынках.

Все публикации