Не нужен нам берег турецкий

Как я открыла для себя рай у трех морей

По дороге к морю

Поезд прибыл на станцию «Крымская». Я почему—то не сразу сообразила, что мы в Крымске. В том самом, о котором три года назад узнал весь мир и вестей откуда ждали, как с фронта. Тогда из—за проливных дождей город за пару—тройку дней буквально ушел под воду. Одни говорили, что выпала трехмесячная норма осадков. Другие уверяли, что пятимесячная. Стихийное бедствие сразу окрестили выдающимся наводнением и внезапным паводком. По телевизору то и дело показывали жуткие сцены: разрушенные дома и грязные бушующие потоки воды. Рыдали женщины, а мужчины c суровыми лицами лишь разводили руками. Люди остались без крова и средств к существованию. Казалось, что на экранах не реальная жизнь, а кадры из фильма про апокалипсис.

Сегодня Крымск не узнать: чистый, уютный город с развитой инфраструктурой и дорогами, ровными, как на карте. Глядишь на них и не веришь, что еще пару лет назад город сплошь был в руинах и завалах.

— Вот дома построили, — Юрий Андреевич, наш провожатый, кивает влево, на выстроенные в ряд многоэтажки. Высокие, из белого кирпича дома возвели на холме, и нам снизу они кажутся однотипными гигантскими коробками.

Юрий Андреевич везет нас в Сенной — поселок на берегу Таманского залива Черного моря. В предвкушении встречи с морем перехватывает дыхание, нервно потираю руки. Жить мы будем у нашего провожатого и его жены Ирины Владимировны. Гостевые комнаты они сдают давно — семейный бизнес. О заселении побеспокоились за несколько месяцев до поездки — желающих отдохнуть в Сенном всегда хоть отбавляй. А сейчас, когда поездка на большие курорты обходится в копеечку, особенно много. Супруги Лазаревы всегда встречают своих гостей на вокзале и провожают тоже до самого вокзала.

После трех суток в поезде ехать в просторной «Тойоте» приятно и весело. Мы все еще в Крымске, а точнее, на его окраинных улицах. То и дело поглядываем по сторонам: на высотки и дома наподобие украинских хат, необычную растительность. Глядя на тополя—свечки невольно улыбаюсь — кажутся дивными. Хотя этих исполинов с короткими ветками и высоченной кроной, вижу не в первый раз. Зеленые «свечки» начали попадаться еще по пути сюда, примерно на границе между Воронежской областью и Ростовской.

Проезжаем мимо домов с зияющими оконными проемами. Пустые глазницы этих жилищ — напоминание о страшных днях Крымска.

Южные пейзажи и истории за рулем

Но вот за окнами «Тойоты» уже не городские пейзажи, а поля. До Сенного 99 километров. Ехать часа полтора. За это время всласть налюбовалась местными пейзажами. Подернутый голубой дымкой горизонт кажется невероятно далеким. Юрий Андреевич едет быстро — дорога прекрасная, стальной лентой огибает пролески, поднимается в гору, а затем снова ведет в низины. Не можем скрыть удивления, когда видим на безупречной дороге бригаду ремонтников.

— Они что, дорогу ремонтируют?

— Конечно, — спокойно отвечает Юрий Андреевич. — Видите, трещины пошли. По нашим дорогам часто фуры ездят. Они—то дорогу и портят.

Никаких трещин я не разглядела. По—моему, отличный асфальт! Показать бы нашим дорожникам, как нужно за дорогами следить.

На ровной местности поля, засаженные подсолнухом и кукурузой, мелькают так быстро, что дали кажутся залатанными желтыми и зелеными лоскутами.

По дороге в Сенной не заметила ни одного заброшенного поля. Сплошь кукуруза, подсолнух и виноградники, кое—где встречались даже розы. Нашим селянам тоже не помешало бы здесь побывать.

Сенно—винные места

— Повезло вам, девчата, в дивные края едете! — прерывает размышления Юрий Андреевич.

А затем, хитро прищурившись, добавляет:

— Наш поселок находится между трех морей. Не знали?

Пожимаем плечами и недоуменно переглядываемся.

— Черным, Азовским и винным!

Говоря о винном море, наш собеседник имеет в виду завод «Фанагория». В 1959 году тогдашний Совет Министров решил развивать в Краснодарском крае виноградарство.

— В Сенном построили совхоз «Фанагорийский», — рассказывает Юрий Андреевич. — Поселок начал очень быстро расти. Улицы заасфальтировали, построили детский сад, больницу, баню, клуб и винно—соковый завод. В то время он был самым крупным в Советском Союзе. Потом совхоз и завод объединили в винсовхоз «Фанагорийский». А «Фанагория» образовалась уже в начале девяностых.

Юрий Андреевич об истории родного поселка знает если не все, то очень многое. Здесь он живет с самого рождения. От него мы узнали, что на месте современного Сенного вначале была почтовая станция. Называлась она «урочище Сенная балка», потом ее переименовали в Сенную станцию. Она соединяла станицу Тамань со Ставропольем.

— А почему Сенной назвали? Сена много готовили?

— Да. Здесь климат мягкий, поэтому трава всегда была очень сочная и высокая. Говорят, скот раньше только травой и кормили. Потом луга распахали и засадили виноградником. А название осталось.

Проехали через реку Кубань.

— Знаете легенду о том, что Кубань изменила Черному морю с Азовским? — оглядывается Юрий Андреевич. — Так вот, слушайте. Рассказывают, что когда—то казаки — а это они образовали наш поселок — меняли русло Кубани. Мужчины в то время больше воевали, поэтому новое русло создавали женщины и дети. Теперь река Кубань впадает не в Черное море, как раньше, а в Азовское. В нашем районе кое—где еще видны берега старого русла.

Сегодня в Сенном живут в основном русские. Но есть и украинцы, татары, армяне и даже греки с болгарами. И все очень доброжелательны к приезжим. Наверное, казачий дух, людей гостеприимных и открытых, на сотни лет поселился здесь на берегу Таманского залива и живет в сегодняшних его обитателях.

Хозяйка Ирина Владимировна — статная и степенная, необыкновенно открытая и заботливая.

— Девчонки, все ли у вас хорошо? Не нужно ли чего? Не было дня, чтобы она не интересовалась нашими делами. Вроде, чужой человек, а приятно.

Ох, уж эта камка!

Наш день, как правило, начинался с моря. Ранний подъем, часов в семь—восемь, был только в радость. Загорать здесь в полдень чревато для здоровья, тем более для нас — приехали в Сенной мы белые, как полотно. А утреннее солнце ласковое, для кожи не опасное. Правда, вода с утра еще прохладная, но зато людей на пляже не так много. В основном мамочки с маленькими детьми да пенсионеры.

Утром море на фоне нежно—голубого неба кажется черным, со свинцовым отливом. Позже узнала, что в Черном море на небольшой глубине начинается сероводородный слой. Из—за него подводный мир здесь не такой разнообразный, как, например, в Средиземном. Зато здесь вдоволь водоросли с забавным названием камка. Говорят, встречается она на всем побережье Черного моря. А в Таманском заливе и районе Анапы ее особенно много. Волны выбрасывают камку на берег. Она пушистой периной ложится у воды. Часть водорослей высыхает, а часть превращается в пузырящуюся смесь.

Внешне камка похожа на обычную траву. Поначалу мы брезгливо отпихивали от себя эти грязно—зеленые, немного пощипывающие травинки. А потом узнали, что камка — очень полезная водоросль. Оказывается, то, что остается от камки и не высыхает на солнце, перерабатывают какие—то микробы, и водоросль превращается в черную жижу. По словам местных, это чудодейственная мазь в натуральном виде! Поэтому люди, обмазанные черной жижей, на берегу Таманского залива не редкость. Пожилые лечат камкой больные суставы.

Путин в Сенном

Возвращались с моря к обеду. К этому времени на улочках Сенного бывает уже людно. Отдыхающие — любители поспать — бредут к морю.

— Покупайте яблочки! Свежие, сладкие!

— Браслетики, бусы, заколки! — у дороги бойко торгует местная детвора. На самодельных крохотных прилавках — ведра с урожаем, поделки из бисера, ракушек и камешков.

— Бизнесмены растут!

К обеду покупали фрукты и овощи у местных хозяюшек. Правда, к нашему удивлению, стоят они здесь не намного дешевле, чем в наших супермаркетах, а некоторые даже дороже.

— Вода подорожала и удобрения. Кризис! — объясняют продавцы.

Вечером бродили по поселку. Особых достопримечательностей здесь, конечно, нет. Но зато природа красивейшая — море цветов, закат и шум волн. А еще необыкновенный морской запах, кстати, воздух в Сенном, говорят, тоже целебный.

Хотя нет. Достопримечательность одна есть. Да еще какая! Еще в конце XVIII века в Сенном начались археологические раскопки. Сразу на выезде из поселка, в сторону Тамани, находятся раскопки городища Фанагория. Это самое большое городище на территории России. В 2011 году в Сенном и на раскопках побывал Владимир Путин. После этого про Таманский полуостров и Сенной заговорили многие СМИ, в этом числе и зарубежные. Путин тогда посетил и само городище, и спустился под воды Таманского залива вместе с подводными археологами, побывал на кургане «Боюр—гора», что находится к югу от поселка Сенного.

Нам побывать в городище Фанагория не удалось. Но зато у нас появился повод посетить эти сказочные места еще раз.

Кстати

Русская Атлантида

Древний город Фанагория расположен на берегу и под водой Таманского залива. Ушедшая под воду часть Фанагории лучше сохранилась от вандалов. Здесь особенно интересные находки. Под тысячелетним слоем ила археологи нашли нетронутый временем античный мрамор — надгробия и фрагменты колонн с высеченными древнегреческими текстами. А еще сенсационной находкой стало святилище Афродиты Апатуры. В настоящее время на месте городища Фанагория ведется строительство научного центра и музея, который будет называться «Русская Атлантида».

Источник публикации: Наталья Тютина, "Удмуртская правда"

Поделиться в